В мае 2015 года в училище пришло письмо, которое поведало об ещё одной военной странице истории училища. Оказалось, что во время войны корпуса учебного заведения использовались для госпитальных нужд.

Сын погибшего на территории училища в 1942 г. начальника финансовой части 76-го ППГ (полевого подвижного госпиталя) Егорова Петра Иосифовича просил помочь в поиске места гибели командного состава госпиталя и в установке памятного знака, который рассказывал бы о том, что здесь находился 76-й полевой подвижный госпиталь. Текст письма приводится ниже:

Уважаемый Игорь Павлович!

         К Вам обращается ветеран ВС РФ подполковник в отставке Егоров Андрей Петрович.

Написать это письмо меня побудили события, связанные с празднованием 70-й годовщины нашей Победы в ВОВ и участием ЧВВМУ в параде на Красной площади.

Начну с того, мой отец Егоров Пётр Иосифович похоронен на территории вашего училища в июне 1942-го года. Однако всё по порядку. Постараюсь быть кратким.

Наша семья (мне было три года) встретила начало войны на западной границе в городе Лида в Белоруссии. С первых минут военный городок был подвергнут бомбардировке с воздуха. Отец убыл в часть, мама со мной и братом – в бомбоубежище. На следующий день ей удалось перевезти нас в Минск, откуда нас отправили в эвакуацию в Казахстан. Отец выходил из окружения сначала со своим подразделением, потом, после его расформирования, самостоятельно. Через пять с половиной месяцев он вышел к нашим в районе Ельца. После двухмесячной проверки отца в марте направили через Новороссию в Севастополь на должность начальника финансовой части 76-го полевого госпиталя, который и располагался на территории бывшего училища между бухтами Стрелецкой и Песочной (об этом я уже узнал много позже, в письмах слово Севастополь закрывалось цензурой). С июня от отца перестали приходить письма и денежные переводы. 3-го июля радио сообщило об оставлении Севастополя, а в сентябре мы получили извещение, что Егоров П.И. пропал без вести. Мама до Победы не дожила, меня определили в училище суворовское, а брата – в ремесленное.

     Письма отца попали ко мне, когда я стал офицером. Решил начать поиск. Сведений о 76ППГ найти не удалось. На памятной стене на пл. Нахимова среди частей, защищавших город, он числится. После длительной переписки крупно повезло в Одессе обнаружился живой начальник госпиталя Станчевский Теофил Петрович, который покинул Севастополь в том же марте 42-го, но он успел запомнить факт прибытия отца и его внешность. Теофил Петрович свёл меня с бывшей медсестрой госпиталя. Демченко М.З., которая оставалась с ранеными до самого конца.

 Секретарю партийной организации чудом удалось спастись, фашисты немедленно расстреливали коммунистов и комсомольцев, которых выводили из строя по указке предателя. Мария Захаровна рассказала, что в конце июня (бомбёжки велись почти беспрерывно одна из бомб попала точно в люк блиндажа, в котором укрывались офицеры штаба госпиталя. Все погибли, в том числе и мой отец. Всех их там и похоронили.

Впервые мы с братом попали на вашу территорию в далёком 1965 –м году, ровно пол века назад (родители прожили всего тридцать лет) На КПП к нам вышел капитан 2-го ранга Ляхович, который заведовал училищным музеем. О госпитале он ничего не слышал. Александр Александрович провёл нас по территории вплоть до 14-й батареи. Потом оставил нас одних. Можете представить наши чувства, когда мы бродили по каменистой земле, в которой полно останков защитников города, среди них и наши, родные. С тех пор Севастополь стал для меня родным городом.  Собирая сведения о нём, воспоминания защитников, регулярно приезжая, наведываюсь в училище. После 1991-го года делать это стало всё труднее и труднее. С большой радостью встретил присоединение Крыма и Севастополя к России.

          Заканчивая письмо, хочу выразить надежду, что возможно когда-нибудь между бухтами Стрелецкой и Песочной появится какой – нибудь памятный знак о 76–м полевом подвижном госпитале. К письму прилагаю схему довоенной территории училища, присланную мне Ляховичем и начало последнего письма отца.

Егоров А.П.

 май 2015

Мы с заведующим музеем училища — капитаном 2 ранга запаса Игорем Фроловым занялись поисковыми работами на территории училища. Пока удалось обнаружить один выгоревший блиндаж у ЛК-1, стены которого укреплены кроватями, чугунными батареями. В нём найдены 3 обгоревших ствола от пулемётов ДП-28.Человеческих останков  не обнаружено.

Необходим архивный поиск имён погибших, продолжение работ поисковых. Очень огорчало то, что конверт с адресом написавшего А.П. Егорова оказался утерян и мы не могли наладить совместный поиск.

Медики Севастополя в период обороны спасли десятки тысяч воинов, около 90 тысяч бойцов и командиров вернули в строй, проявив при этом мужество и верность врачебному долгу. Врачи и медработники оставались с ранеными до последнего, либо погибали с ними, либо прошли с ними тюрьмы и лагеря. Одна из славных страниц севастопольской обороны вошла в экспозицию батарейного музея, где развёрнут подземный госпиталь.

И вот неожиданный телефонный звонок в конце августа: на КПП училища вновь дорогой для нас гость — восьмидесятидвухлетний подполковник в отставке Андрей Егоров!

Волнующие мгновения встречи, всё училище для этого человека дорого — это могила его отца. Мы проходим по территории, показываем найденный блиндаж, 14-ю береговую батарею и созданную там экспозицию подземного госпиталя. Андрей Петрович много рассказывает об отце, ставших ему известных фактах пленения и расстрела медперсонала 76 ППГ фашистами. Надо видеть, как тяжело даётся ему этот рассказ. Он говорит, что госпиталю не повезло располагаться рядом с батареей — его постоянно бомбили. Седой подполковник рассказал нам, что в войну они с братом остались без родителей, в 1944 году попал в детдом. Потом — Суворовское училище, военное училище в Ростове, служба в войсках РВСН. Андрей Петрович передал нам копию письма отца, написанного в осаждённом Севастополе в самом начале третьего штурма фашистов- 1 июня 1942 года. Пророческие слова защитника Севастополя;»Мои дети вырастут и будут говорить, что их отец с честью погиб в том месте, которое уже вписано дважды в историю» сбылись.

Андрей Петрович осматривает подлинные медицинские инструменты севастопольских госпиталей военной поры — наши раритеты. С волнением оставляет запись в книге почётных посетителей батарейного музея. Наш гость обещает пополнить экспозицию музея, совместный поиск намечен.  

  Ради таких мгновений и встреч мы и служим Отечеству. Вернуть память о павших, увековечить их подвиг — таков  долг нас живущих.

Александр Бондаренко.